Владыка сов
Kriegerin des Lichts \\ Лукавый, смирись - мы всё равно тебя сильней, и у огней небесных стран сегодня будет тепло.
Для тех, кто не знает фэндома, но знает соционику - это габогеки))

Название: Когда Авиценна бессилен
Автор: Я
Форма: проза
Размер: драббл
Персонажи: Гвидион, Ллевелис
Категория: джен
Жанр: юмор, повседневность
Рейтинг: G
Краткое содержание: Как справиться с несчастной любовью, если 16 способов Авиценны не помогают?

- Гвидион! Помоги мне с медициной! – с порога воскликнул Ллевелис. В его просьбе не было ничего необычного: Ллеу, хоть и был любознателен не в меру, особой усидчивостью не отличался, а потому проблемы с учёбой возникали у него регулярно.
- Давай уж, - вздохнул Гвидион, откладывая в сторону учебник латыни. – Что тебе задали?
- Шестнадцатое средство Авиценны! – выпалил Ллевелис. – Никак не даётся практика, представляешь? Тут… девчонка одна… вот упёртая, что не рассказываю ей – только сильнее влюбляется!
- Вот уж не думал, что у тебя может не хватить фантазии, - удивился Гвидион. Ллеу замотал головой.
- Нет-нет, фантазии у меня даже перебор – это и мешает. Неправдоподобно выходит. Помоги, а?
- Хорошо. Кого чернить-то будем? – Гвидион, как всегда, подошёл к делу обстоятельно. – Чтобы клевета звучала правдоподобно, нужно отталкиваться от правды.
- Тебя! – хихикая, признался Ллеу.
Такого Гвидион не ожидал. Ему и в голову не могло прийти, что кто-то из однокурсниц – не говоря уж о девушках постарше – мог быть в него влюблён. Он ничего такого не замечал. Впрочем, об этом он говорить не стал, а то Ллеу непременно ввернул бы что-нибудь ехидное, вроде того, что он в принципе ничего не замечает, кроме Змейка и фармакологии. Вот уж неправда! Как минимум, ещё самого Ллевелиса – его попробуй не заметь…
- Ты же мой лучший друг, - пожал тот плечами. – Как мне тебя очернять, если я не вижу у тебя никаких недостатков.
- На прошлой неделе ты уверял, что не встречал второго такого зануды, как я, - напомнил Гвидион. Ллевелис махнул рукой.
- Так то на прошлой неделе! – заявил он с таким видом, с каким обычно говорят: «Это было пару веков назад».
- Разве я с тех пор так изменился? – спросил Гвидион.
- Ты, может, и нет. А я – очень!
Гвидион внимательно присмотрелся к Ллеу: вроде всё тот же. Те же хитрые глаза, та же улыбка до ушей, даже дырка в носке на том же месте. Надо зашить будет, сам-то он не сообразит, раздолбай эдакий. С виду не изменился ничуть, а внутри – кто знает. С Ллеу никогда нельзя быть уверенным, очень уж он спонтанный.
- Ну ладно, ладно. Ты уже говорил ей, что я – деревенщина неотёсанная?
- Говорил, - кивнул Ллевелис. – Уж я ей расписал: мол ты о манерах и не слышал, в скатерти сморкаешься, за столом ветры пускаешь, в присутствии дам бранишься хуже сапожника, и ни в один приличный дом тебя дважды не позовут. А она радуется: «И хорошо, что не позовут, - говорит. - Будем время вдвоём проводить!»
- Ишь ты, - поразился Гвидион. – А что романтики во мне ни на гнилушку?
- А то! Я так и сказал: цветка не принесёт, слова доброго не скажет, в разгар свадьбы сбежит к овцам, роды принимать. Весь медовый месяц в хлеву проведёшь, навоз убирая.
- А она?
- Ещё пуще радуется. Практичный, надёжный, в облаках не витает – не пропадёшь с ним. Цветами сыт не будешь, а лечением овец завсегда семью прокормишь.
Вот уж странная девчонка! Никогда Гвидиону таких не встречалось.
- Я и то говорил, что у тебя одни штаны да одна рубаха, и те годами не стираны, стыдно в люди показаться, - спешно добавил Ллеу. - «И тебе, - заверил её, - Обновки нипочём не купит, будешь ходить замарашкою». «Я о том сама позабочусь», - отвечает. Такие дела.
Гвидион почесал в затылке. Вот ведь какая! Такую девчонку поищи попробуй!
- Слушай, а может, мне на ней жениться? – вдруг пришло ему в голову. Ллеу чуть со стула не упал.
- Ты чего? – воскликнул он. – Ты же в неё не влюблён.
- Что с того? Любовь, страсть – глупости это, - отозвался Гвидион. Он и, правда, так думал. Эмоции, эмоции – только нервы тратишь, а толку ноль. – Ровные отношения, построенные на взаимном уважении и дружбе гораздо прочнее. Смотри, она меня понимает, принимает таким, каков я есть, со всеми недостатками, значит не будет пилить и пытаться переделать. Вот и заживём душа в душу без ссор и скандалов. Кто это хоть, скажи, Ллеу. Я с ней поговорю, глядишь – и сладим дело.
- Не могу без спроса, - завертел головой Ллевелис. – Ты погоди, узнаю…
И – Гвидион не был в этом уверен, но ему показалось – в его голосе прозвучало что-то вроде надежды…

Название: Семейная традиция
Автор: Я
Форма: проза
Размер: драббл
Пейринг: Гвидион\Ллевелис
Категория: слэш
Жанр: юмор, повседневность
Рейтинг: G
Краткое содержание: Гвидион получает письмо из дома...

Письмо Гвидиону вручил Мерлин в своей извечной манере. Пробегая мимо, когда он льстил витражам, директор остановился, произнёс вдохновенную речь об упадке нравов в Константинополе, потом хлопнул себя по лбу и извлёк из кармана конверт.
- Я, собственно, вот зачем вас потревожил, - признался он. – Остальное так, к слову пришлось.
Письма из дома Гвидион ждал давно. От него зависело, как сложится их с Ллеу будущее, а потому ему просто не терпелось его прочесть. К счастью, ему на глаза попался безотказный Афарви, который согласился дольстить за него. Благодаря урокам Сюань-цзана, равных в этом деле среди однокурсников ему не было. Стоило ему рассыпаться в тысячах любезностей перед витражом, как тот начинал сиять ярче солнца. Гвидион благодарно кивнул Афарви и побежал разыскивать Ллевелиса, чтобы прочесть письмо вместе, ведь оно касалось их обоих.
Гвидион не был философом, но к жизни относился более чем философски. Коль скоро угораздило их с Ллеу полюбить не девчонок, а друг друга, значит, так тому и быть. И среди баранов такое случается, ему ли не знать. Уж если столь высокоразвитые организмы, как овцы, не видят в том греха, им и подавно не стоит переживать. Так он и сказал, а Ллеу согласно закивал головой. Оставалось уладить дело с родителями. Им выбор сына мог и не понравиться, они, верно, уже и невесту ему присмотрели. Поэтому он сразу сел и написал домой, растолковав всё по пунктам. И про овец, и что наследника можно усыновить или договориться с какой-нибудь женщиной, чтобы она им родила, и что отвечать соседям, и как смотреть в глаза портрету прабабки, и что он уже всё обдумал и решил, поэтому нет смысла спорить. Мнения своего он бы в любом случае не переменил, что бы ему не ответили, весь вопрос был в том, примут ли их в семье, или им придётся жить отдельно, не общаясь с родителями. Такое же письмо под его диктовку написал и Ллевелис, но от его родни ответ пока не пришёл.
Разыскав Ллеу, Гвидион позвал его в комнату. Несмотря на своё решение, он всё же немного переживал. Он любил родителей и, конечно, не хотел рвать с ними связи, поэтому, когда он разрезал конверт, его руки слегка дрожали от волнения. Заметив это, Ллевелис предложил первым прочесть письмо. Гвидион протянул ему конверт. Видно было, что и его беспокоит ответ, но всё же не так сильно. Он вынул и развернул лист бумаги, поднёс к глазам и погрузился в чтение. Впрочем, не прошло и полминуты, как он выронил письмо и сполз на пол, корчась от смеха.
- Что? Что там? - удивлённый такой реакцией воскликнул Гвидион, но Ллеу только ткнул пальцем в лист и сложился пополам от нового приступа хохота. Гвидион с опасением подхватил письмо и вскоре присоединился к Ллеу на полу. Всего два предложения написала матушка своим красивым почерком. «Ну Ллевелис так Ллевелис, - гласил её ответ. – Я одного не пойму: кому из вас я должна буду вручить Сковородку?»

Тут я не пыталась соблюсти ритм метаморфоз - это просто стихотворение.

Название: Метаморфозы
Автор: Я
Форма: поэзия
Размер: драббл
Персонажи: рэндомный ученик
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: Множество форм я сменил, обрести пытаясь свободу...

Множество форм я сменил, обрести пытаясь свободу.
Мухой зелёной жужжал я и цвёл эдельвейсом.
Был позабытой легендой фоморских народов,
Эхом запретным и розовым камешком в перстне.
Был я гусиным пером и тенью Застенчивой Башни,
Чайкой над Аском парил, прорехой зиял на рубахе.
Кошкой трёхцветною был я мышку поймавшей,
Мышью в кошачьих когтях дрожал я, немея от страха.
Пламенем ярким горел в камине Тарквиния Змейка,
Пиктской фонемой звучал и строчкою был из Катулла,
Был я Лютгарды носком и жёлтой субстанцией клейкой,
Был иероглифом «ци» и ножкою старого стула.
Лаем лисы был, потерянной белою лентой,
Пыльным мешком и в мешке том запрятанным шилом.
Веткою рос я на дубе, дул северным ветром,
Окунем плавал, это поистине было.
Был каприкорном «Поэзия третьего века»,
Сидра глотком и полученным в драке фингалом…
Только одно не сумел: облик вернуть человека,
Значит зачёт Финтану снова не сдал я.

@темы: А я нарисовал лошадку в Paint'e, Песни последних Валькирий